Проповедь на Благовещение
Фрагмент проповеди

Как бы нам тоже последовать за Христом. И фраза «вольная страсть, вольное страдание» здесь оказывается решающей, потому что ежедневно и особенно в Великий пост, встречаясь с какими-то трудностями, желая преображения своей жизни, мы вдруг понимаем, что всех тех средств, усилий и действий совершенно недостаточно. И даже более того! Человек, который пытается жить аскетично, сократить внимание к разным своим увлечениям, пытается уделить внимание молитве, как-то попоститься максимально (более, чем в прошлые годы), он приходит к кое-чему очень важному, приходит к какой-то пустоте.

Почему? Потому что человек вдруг осознает и понимает что, то с чего он начинал (с усилий человеческих), когда ты все это полностью испробуешь и поймешь, что всего этого совершенно недостаточно, даже если ты всю свою жизнь будешь это делать. Потому что всё это совершается по каким-то нашим логическим умышлениям и действиям. А ты смотришь на эту жизнь, на обстоятельства жизни, на людей и понимаешь, что сколько бы ты ни сделал, все равно не хватает божественного.

А подлинное божественное — это не что-то отвлеченное (как у многих в умах), это не просто какая-то совокупность интересных вещей и действий, каких-то замечательных слов и фраз, это совершенно невозможное для простого человека, для человека-обряда, для человека-традиции. Такие действия невозможны, потому что в сердце всего, в центре всего — усилие веры.

И что же это за усилие веры? Это как раз действие вольного страдания, вольной страсти или, по-другому, повторение пути Господа и Спасителя нашего. Мы с вами Входом Господним в Иерусалим, когда мы брали вербы, оказывается обозначали и ознаменовывали очень важное событие не только в жизни Христа, когда Он входил в Иерусалим. А мы обозначили, что мы вместе с Ним хотим войти в этот Иерусалим и в эти страдания, и в эту Пасху.

Что это обозначает? А то, что мы подошли к той черте в нашем посте, где увидели свою немощь. И поразительно, что эту немощь увидели как те, кто сразу же съехали с поста и у них ничего не получилось ничего, но самое поразительное, что те, кто начали поститься и постились все это время, они тоже увидели свою немощь, но это тоже очень хорошо.

Многие, конечно, расстраиваются и говорят, что ждали подвигов, кубков наградных и медалей (это я, конечно, перефразирую и то, что бывает в сердце), а получили то, что ничего не получилось. А на самом деле, не получилось потому как раз, что мы ждали кубки и медали, а если мы вглядимся повнимательнее, то увидим, что многое сдвинулось. Но, правда, подчерпать это все не представляется возможным, потому что христианин не может останавливаться, он понимает, что надо будет идти дальше.

И поэтому Господь дает нам возможность такого вот разочарования. Но в чём разочарование? Разочарование в своих человеческих силах. Да, ты все сделаешь, когда всё ты скажешь замечательно, когда ты постараешься все дела привести в порядок, ты увидишь, что этот порядок совершенно не отдает и не блестит божественно. Что этот порядок, который мы сами построим, это все равно все то, что отдаёт смертностью.

И поэтому, если мы с вами вглядимся в жизни самых, казалось бы, замечательных, хороших людей, в жизни тех людей, которые живут по этике, по правилам, даже без Бога, то мы увидим, как отдает смертностью от этой жизни. Мы не увидим там жизни подлинной, жизни Христовой. И поэтому, братья и сестры, нам очень важно это увидеть, потому что мы нередко проводим время в церкви, за молитвой, за постом и вдруг обнаруживаем, что эти люди радуются и им хорошо. Бывают такие искушения, а мы вот мучаемся.

И действительно, братья и сестры, если все заканчивается только нашими христианскими, человеческими действиями, то мы даже порой оказываемся ниже, чем те люди, которые к Богу не дерзают идти. Потому что в финале каждого нашего действия обязательно должно быть действие Божье.

И поэтому за таким видимым кризисом и неудачами, когда мы живём по-божьи, очень часто следует Пасха, то есть Торжество. Но самое печальное, что мы иногда путаем и думаем, что наступил кризис, и, может быть, придет Пасха. Но Она не придет, если мы в этот кризис вошли из-за грехов, из-за нашего неверия и нежелания последовать за Господом.

Как это происходит? Мы чувствуем, что надо поступить по любви, по терпению и понимаем, что нужно принять в мире эти трудности, но мы тем не менее возмущены и нам не хочется этого делать, и мы вступаем в кризис. Думаем, может быть, здесь Господь даст нам Пасху, а мы как бы продолжаем умирать. Поэтому очень часто в таких моментах нет торжества жизни, хотя кризис наличествует, и мы видим, что кризис захватывает даже целый народ, это касается и греховного, прежде всего, и остальное все за этим следует.

И поэтому, братья и сестры, нам нужно и очень важно это сделать, совершить этот переход. Мы поделали в пост все, что могли, но, очевидно, даже если мы видим, что сделали много или мало, мы сделали все, что могли, что в наших силах и не надо о себе придумывать больше, кто как мог. Но все равно мы должны вдруг начать прозревать все те действия, которые делает Господь.

Что же Он делает? А Он входит туда, где наступает очень важный момент, момент обнаружения своего бессилия по-человечеству и момент обнаружения силы Божьей в жизни Сына Божьего перед Отцом Небесным. Почему? Потому что все, что мы увидели, все зачем мы будем наблюдать, и особенно такая вот квинтэссенция, она будет заключена в молении о чаше (в Гефсиманском молении), где Господь будет говорить: «Если будет возможно, пусть эта чаша Меня минует», и ничто человеческое здесь Ему не чуждо.

И это означает, что Он подлинный, настоящий. Это не просто Господь, спустившийся с неба, это настоящий Господь, который по-настоящему переживал и не просто переживал. А вы знаете, когда бывает какая-то трудность, как будто все силА на тебя напали и такая пустота, и чернота в душе и в жизни, что жить не хочется и тяжело. Вы знаете, так и бывает, и нечто подобное Господь пережил, потому что Он же был и в расцвете сил и пожить много не успел, понимал, что это Он призван к этому, как человек, как Сын Божий Он должен был обязательно последовать за Господом.

И какой вопрос мы здесь ставим перед собой, братья и сестры, и в чем эта иррациональность Пасхи? Это как раз то, что противостоит всем нашим делам и поступкам в посту. Мы делаем, делаем, но вдруг Господь начинает поступать и являть себя совершенно нелогично. Везде, где мы не ждём Его, везде, где Он не должен был себя проявить, Он начинает действовать.

И там, где мы ждали Его и хотели, чтобы Он как-то сделал, Он, наоборот, не действует. И поэтому, если мы до конца на своем настаиваем, то Господа мы можем проглядеть, и Пасха может пройти бесследно. Как это увидеть? Вдруг мы начинаем прозревать, прежде всего, в отношениях людей. Мы начинаем видеть, что люди начинают задаваться вопросами, начинают совершенно по-другому к нам относиться. Мы видим их слабости, но это не мешает нам видеть в них людей. И всё это обозначает, что наступает настоящая Пасха, потому что Господь самое главное что пришёл и принёс — это, прежде всего, Он показал, что Господь, Бог, Творец не желает вражды с человеком. Он разрушает эту вражду, но и вследствии этого вражда между людьми должна быть уничтожена, она должна уйти.

И раз и навсегда это было показано через действие умирания самого человека, и поэтому победить зло мы можем тогда, когда мы его побеждаем в себе. Поэтому все, что я перечислял: наша какая-то агрессия, неприятие, нежелание что-то в жизни увидеть, сделать, а, наоборот, только требование, это только усиливает вражду.

И очень часто бывает так, что мы вроде бы со Христом, но при этом во вражде. Нам нужно раз и навсегда запомнить, что если мы во вражде, значит мы уже довели ситуацию до такого, что Христа, скорее всего, с нами уже нет. Не то, чтобы Христос сейчас нас покидает, когда вражда в нас живет, или сейчас Он уйдёт. Если ситуация уже накалена настолько, что мы живём во вражде, в ненависти, в неприятии и даже в холодности, значит Господа среди нас уже нет, и мы Его выгоняем каждый раз.

Именно поэтому, братья и сестры, перед Пасхой важно посмотреть не только на то, на кого мы не обижались, а, прежде всего, на того или на то, не случилось ли так, что кто-то имеет на нас нечто в силу нашего действия или даже бездействия. И, конечно, как определить, может быть, всё-таки люди от нас много требуют, чего-то ждут, что мы будем за них отвечать что ли, требуют и требуют. Как определить, где мы виноваты по действию, где виноваты в бездействии.

Совесть так наша устроена, что если мы видим и зрим, что мы что-то сделали людям, то значит по действию мы против них согрешили, а если совесть настолько уже тонкая и настроена чувствовать Господа очень глубоко и буквально, как струна музыкальная, то мы не просто довольствуемся тем, что с людьми не поругались, а мы даже чувствуем то, что в силу нашего бездействия люди отошли и чем-то обижены. Это, конечно, уже новая ступень отношений.

И поэтому, если есть навязчивая мысль, и мы постоянно об этом вспоминаем, что что-то мы не сделали, хотя вроде бы как не должны ничего людям, это обозначает, что мы чувствуем, что что-то уже ожидается, что Господь уже что-то дает нам. Мы должны где-то чувствовать, что ответственность каждый раз увеличивается и возвышается. И нам важно научиться чувствовать эту ответственность, и невозможно быть христианином, не имея этой ответственности.

И ответственность эта как раз таки вольное повторение и следование за Христом, повторение Его подвигов, да, там страдание и боль. Да, это всё невозможно, не просто тяжело и трудно, это всё невозможно. И даже когда ты будешь это делать, ты будешь тоже умирать, и, да, будет такая же боль и такое же страдание. Но мы должны понимать, что более, чем Христос, мы не пострадаем это точно, потому что Он взял всю полноту боли так, чтобы мы могли последовать за Ним.

И поэтому над всем этим, братья и сестры, важно поразмышлять на неделе и уже сегодня. И когда мы будем ходить туда, что невозможно сделать, мы будем делать акцент не на то, что нам это невозможно, а на то, что Богу это возможно, если мы доверимся.

Аминь.
07 АПРЕЛЯ / 2015