Верить в человека
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Дорогие братья и сестры, вы знаете, что двенадцать Евангелий мы постоянно перечитываем и прочитываем за субботним вечерним богослужением. Удивительно, что Господь каждый раз как-либо эти Евангелия раскрывает. Если постоянно посещать храм, то раз в 3 месяца мы слышим каждое из Евангелий. Конечно, очень многое мы можем прочесть и у Святых Отцов, и из толкований и через само чтение Евангелия. Так или иначе, Господь нам подает новые и новые ответы, особенно в связи с тем, как выстраивается наша духовная жизнь.

Мы прекрасно знаем, что до смерти и воскресения Христа, особенно в те моменты жизни, когда Господь отсутствовал среди апостолов, между ними были какие-то нюансы. То они спорили, кому какое место будет в славе Христовой, то они еще что-либо обсуждали и рассуждали.

Довольно часто бывает в духовной жизни, когда у нас что-то не получается, мы поглядываем на людей, у которых получается, и не всегда наше внутреннее, духовное состояние таково, что мы можем как-то действительно вдохновиться и следовать за Господом. Иногда захлестывает прямо какая-то злоба, зависть, отчужденность и, удивительно, но мы этого порой не чувствуем. Когда по отношению к нам бывает зависть и злое отношение, мы не можем понять, что человек не имеет даже сил, чтобы это состояние преодолеть, хотя внутри он хотел бы из него выйти.

Почему я об этом говорю? Потому что удивительна ситуация со святым апостолом Петром. Мы знаем прекрасно, что он отрекся. Но интересно, что Мария Магдалина прибежала к первому именно к нему. Хотя мы понимаем, что если человек отрекается, то он как бы становится в конец и такой человек никакого доверия недостоин.

В этой связи понятны мы сами и окружающие нас люди. Иногда люди падают, поскальзываются, бывает так, что они предают и прямо-таки клевещут и злым словом погоняют. Но это может совершенно ничего не значить, потому что очень важно то, что о человеке думает Сам Господь.

Мария Магдалина духовно увидела, что надо бежать к Петру. При всей той ситуации что возникла, она почувствовала, что из всех именно Петр встанет, пойдет и будет искать. И сказано, что второй, который присутствовал при распятии, Иоанн Богослов, он тоже последовал.

Нам важно увидеть, что при всех тех согрешениях, промахах, которые бывают, важно верить в человека так, как верит в него воскресший наш Господь. Очень важно потому, что в субботу вечером мы идем домой там наши близкие, многие неверующие. Чтобы как-то с ними поужинать, попить чаю, порою, надо в них поверить, что все получится, что не придется уткнуться только в телевизор и книги, а что все-таки состоится общение. Потому что очень много у нас, верующих, претензий к неверующим.

Таинственный этот путь. Он больше символический и имеет более духовное толкование. Петр и Иоанн идут вместе ко гробу. Вы прекрасно знаете, что в традиции толкований наших замечательных Отцов, есть такой подход: Петрово переживание Бога, и есть переживание Иоанна Богослова.

Есть даже такой подход: Петровский и Иоанновский. Петровский — более категоричный, четкий, ясный, понятный. Иоанновский — больше духовный, мистический, таинственный.

Мы видим вполне понятно, почему именно так Святые Отцы это видели и толковали. Мы видим как Петр уверенно идет, хотя шаги его, конечно, короткие; Иоанн торопится, идет быстро, но, остановившись перед гробом, начинает размышлять. А Петр все-таки входит, затем входит Иоанн и сказано, что оба они уверовали. Хотя, обратите внимание, что здесь прямо-таки Петр уверовал конкретно: он увидел пелены и сударь, лежащий отдельно, а Иоанн уверовал духовно, мистически.

К чему все это? Дело в том, что в Церкви полно людей, и каждый из нас друг от друга очень сильно отличается, и каждому в свою меру Господь открывает и отмеривает. И нам как-то бы научиться делать все то, что противостоит тому, чему нас всегда учат: смотреть на то, как люди о нас говорят, думают. И получается, с самого детства или юности мы приучены ориентироваться именно на похвалу, чтобы люди сказали хорошее. Но мы не всегда понимаем, что как раз похвала нас и убивает.

Надо научиться духовно воспринимать и себя, и окружение и смотреть вглубь. Понять раз и навсегда, что у людей всегда будут недостатки и немощи. Да, человек может преодолеть какие-то грехи, которые его выключают и убивают наповал, но какие-то немощи всегда будут. Мы знаем прекрасно, что даже у Святых людей были некоторые немощи.

Поверьте, если бы мы с вами жили с Сергием Радонежским или с тем же апостолом Петром, или с Серафимом Саровским, или с Амвросием Оптинским, мы думаем, что было бы легко и хорошо назидаться. На самом деле, было бы крайне сложно. Потому что главное, чему нам нужно учиться — это послушание Богу через ближнего. Нам нужно учиться слушать тех, кто рядом, прислушиваться, присматриваться. Не случайно Господь в Евангелии говорит: «Неужели вы, имея уши, не слышите, имея очи, не видите?». И бывает так, что тех, кого нам надо послушать и принять, их принимать и слушать труднее всего.

В Церкви это особенно. Почему? Потому что каждый из нас прекрасно чувствует и знает, что ему нужно делать, чтобы действительно расти. Вообще-то христианин — это тот человек, который каждый день что-то преодолевает. А у нас как бывает? Утром у нас работа, днем работа, но послабее, а вечером — отдых. Это мышление простого светского человека. Все-таки у христианина все области его жизни — это его единение с Богом, а уже через что и как это происходит — это вторая картина.

Мы даже не понимаем, что, приходя домой и общаясь с неверующими, мы тоже можем прикасаться к Богу, мы учимся принимать человека с его грехом, немощью, неверием и многим другим. На работе мы учимся элементарному послушанию: есть конкретные задачи и есть конкретное выполнение. С близкими, друзьями мы тоже учимся принимать очень по-разному, потому что люди неверующие очень часто непостоянны, иногда они нарушают свое слово, могут лукавить и обманывать. Нам надо научиться, прощая людей, не закрывать дверь и не ставить окончательную точку.

Опять же, Евангелие для нас останется навсегда единственным удостоверением: в человека надо верить. Ни один из апостолов, кроме Иоанна Богослова, не был достоин того, чтобы Господь явился им, каждому из них. Ни один из апостолов, потому что они все разбежались. И мы с вами тоже, братья и сестры, имеем такие времена и сроки, когда кто-то нас раздражает, толкает на грех, что-то вводит нас в шторм.

Понятно, что бывает всякое. Но в конечном итоге мы начинаем себя винить и думаем: всё, Господь нас не примет, и у нас нет никакой надежды. Именно поэтому важно вновь и вновь идти в церковь, иметь отношение с людьми, надо, конечно, общаться с тем, кто тебя духовно старше. Ведь через это общение Господь начинает возрождать. Если общаешься с человеком духовно младше тебя, ты начинаешь еще больше разлагаться.

Обычно как бывает? Нагрешил, ну и пойду дальше грешить, потому что уже вариантов больше нет, и дальше человек скатывается. Поэтому нам надо учиться искать места, возможности и пространства, где бы человек восстанавливался от своей духовной коррозии.

И вы знаете, братья и сестры, для этих апостолов это (пойти с Марией Магдалиной) была возможность преображения и восстановления. Апостол Петр тоже мог бы подумать, что уже все потеряно: «Я предал своего Спасителя». Но он все равно, услышав о малейшей возможности исправления и преображения ситуации, идет, он бежит. И видя Иоанна Богослова, который не споткнулся, он мог бы тоже сказать: «Вот как я, он бежит, святой, моложе меня, у него есть такие возможности, что я буду там делать, зачем я нужен», но он тем не менее это делает.

Братья и сестры, нам надо научиться у апостола Петра и Иоанна. У Иоанна — открытости, доверчивости и непосредственности, а у Петра — преодолению сложностей, конкретики, ясности, четкости, где-то даже нормальной христианской прагматики: видеть человека, видеть дела, а не просто слова.

Меняется ли наша жизнь, идем ли мы вперед? Движемся ли мы за Христом или не движемся? Или мы только приходим в церковь, только знаем «Отче наш», празднуем православные праздники? Если эта конкретика будет совмещаться с таким духовным подходом, тогда, даст Бог, у нас многое получится.

Тоже самое можно сказать о Марфе и Марии. Надо помнить, что есть время для суеты, еды и забот, а есть время, когда нужно слушать Господа и Спасителя. Марфо-мариинский подход тоже должен быть у нас. Для мужчин, пожалуйста, — Петр и Иоанн, а для женщин — Марфа и Мария. Все есть в Евангелии.

Поэтому, дай нам, Господь, дорогие братья и сестры, чтобы наша жизнь, которая так или иначе касается жизни Христа Воскресшего, чтобы она была преображена и воскрешена. Будем стараться не пропускать храм, не пропускать богослужения, будем всегда помнить, что если главное сдвигается, то и второстепенное будет сдвигаться, будем понимать к чему мы идем в этот Пост.

Прошла уже половина, и пора бы уже смотреть какие-то плоды, есть ли они? Если не хватает чего-то, то Пост нужно понемногу усугублять: что-то еще убирать, в чем-то еще себя ограничивать, не только в еде. Смотреть, что нам мешает достигать духовных целей, поставленных вначале. Бывает, что в середине Поста они совершенно недостижимы, но мы можем сказать: зато 2 кг скинули, Слава Богу. Но то и то не сделали, Слава Богу. Про цели можно забыть. Надо вспомним об этом, потому что впереди Великий Праздник Рождества Господа нашего Иисуса Христа. Христос воскрес!

Аминь.

19 ДЕКАБРЯ / 2015